Берсерки: кто они?

Новости

03.03.17. Наклейки "СГБ" на автомобиль
Вашему вниманию предлагаются наклейки на стекло автомобиля. Стойкие к влиянию внешней среды, хорошо выдерживают многочисленные мойки, дождь, снег, наледь. Не стираются и не тускнеют.
Подробнее...

17.01.17. Творческая встреча читателей с Селидором
Приглашаем всех ценителей творчества Белова Александра Константиновича (Селидора) 24 января на творческую встречу с читателями.
Подробнее...

10.01.17. Однодневный семинар Селидора по Радогоре
14 января 2017 г. в субботу планируется провести Однодневный семинар Селидора по Радогоре.
Подробнее...

Все новости

Явление, о котором пойдет речь, наилучшим образом отражает достижения европейского боевого искусства в том его проявлении, которому нет равных среди всей боевой культуры Востока. И хотя вполне правомерно задать такой вопрос: «Что есть на Востоке такого, чего не было бы на Западе?», берсерки — явление ни с чем не сравнимое. Неистовые берсерки, бросающиеся сломя голову в атаку, могут, пожалуй, создать впечатление своей отчаянной безысходности, если мотивировать их действия с точки зрения нормального человека. Однако подвиг никогда не являлся нормой поведения. Подвиг — результат высшего накала сил — духовных, психических, физических. То есть это — запредельное состояние. Чаще всего подвиг — явление спонтанное. Он как бы результатирует личностные возможности человека, подводя черту под воспитание, волю, характер, убеждения. Берсерк — явление совершенно иное; Берсерк создан для подвига. Его героические способности аккумулируются самим статусом берсерка. Вообще это явление довольно мало изучено. Возможно потому, что оно сокрыто от глаз постороннего, пропуская вперед себя рыцарство. Однако тайна всегда гипнотизирует людей. Создает домыслы, почти правдивые байки и «чудесные» откровения. Тайна берсерков не удостоена даже бредовости фантазий. Она пущена в небытие. На ней лежит табу, проклятье.

Дословно «берсерк» может означать «барон сечи». Именно так я предполагал прежде. Во времена берсерков барон еще не сложился в качестве титула, а имел значение — «опытный воин». Древнегерманского «берсерка» можно переводить по-разному. В «Саге о Томских витязях» употребляется корень «серкер», происходящий от понятия «секира». Отсюда сохранился не совсем правильный вариант названия — «берсеркер». Эта реконструкция типична для средней руки историка, не владеющего в полной мере предметом исследований, но только не для лингвиста. Есть и другая трактовка значения корней слова «берсерк». Ber — «медведь» (на древне- скандинавском — «bersi»), а «serk» может означать «рубашка». Чаще всего так и трактуют этот термин — «медвежья рубашка». Однако, вот незадача, тотемом берсерков был волк и только волк, никакого отношения к медведю они не имели. Я занимаюсь этим вопросом с 70-х годов. Toгда в одной центральной газете появилась любопытная статья, с которой, можно сказать, и ведет свое начало Аридан (первично Аридан был стилем берсерков). Еще не существовало Славяно-Горицкой борьбы, и Аридан был привязан скорее к особенностям человеческого поведения в экстремальных ситуациях, чем к конкретной школе боевых искусств. Статья, о которой я упомянул, к сожалению, у меня не сохранилась, однако я запомнил ее почти дословно. Речь шла об удивительном тринадцатилетнем юноше, ввиду своей неуклюжести и неспортивности ставшим объектом насмешек среди сверстников. Он пришел в спортивную секцию бокса, но и там у него не заладилось. Что вполне естественно, поскольку настоящий спорт не только не спасение от комплекса неполноценности, но скорее испытание даже для физически развитых детей. И вот, когда тренер группы, мастер спорта по боксу, боец, прекрасно умеющий держать удар, к тому же на несколько десятков килограммов превосходивший этого юношу, что тоже немаловажный факт для тех, кто понимает о чем идет речь, «учил» нерадивого подростка, тот вдруг разъярился, потерял на короткое время контроль над собой и нокаутировал своего воспитателя. Причем, ударом... по корпусу! Эту деталь я помню очень хорошо. Опытные боксеры, наверняка, знают о таких нокаутах. Явление это довольно редкое. В статье не было ни слова о берсерках, вывод ее звучал как предположение о возможно уже известном будущем олимпийском чемпионе по боксу, о молодом, неожиданно раскрывшемся таланте. То, что это явление больше, чем просто спортивный талант, для меня было абсолютно очевидно. Так вот, «рубашка». С рубашкой тоже не все в порядке, поскольку среди особенностей берсерка — его показательно голый торс. Помните, у Ключевского, Демьян Куденевич выезжал на половецкое войско «без шлема и панциря»? А голотелые хоробры Святослава Великого? Как оказалось, у первого корня этого слова есть еще одно значение и по-видимому, наиболее правильное. «Berr» в переводе с древненижненемецкого означает ... «голый»! Таким образом, никакие «медведи», «рубашки», и, вероятно, «бароны» к берсерку отношения не имеют. Это понятие дословно переводится — голый рубака». И хотя термин, отразивший для потомков удивительное явление «непобедимой ярости», создали германцы, берсерк типичен для многих европейских народов. Что в этом странного, разве сейчас мало в обиходе иностранных слов, не имеющих этнического равнозвучания? У кельтов, например племя секванов, которое в восточнославянской традиции могло бы звучать как «берсерки-вятичи», ввергало в панический ужас древних римлян видом дикой ярости своих обнаженных воинов. Было это в 385 г. до н.э., когда кельты взяли Рим. Смею предположить, что феномен берсерков породило европейское варварство. Оно всегда противопоставляется, якобы более организованной и окультурированной Антике. Однако только слияние этих двух понятий способно продемонстрировать подлинно гармоничный геополитический уклад, одной из граней которого является боевая культура. Русские берсерки. Что известно о русских берсерках? «Ольбег Ратиборич, приимь лукь свои и наложи стрелу, и удари навозь Итларя в сердце, и дружину его всю избиша...» Красноречиво. Не менее красноречиво говорит Никоновская летопись о Рагдае: «И ходил сей муж на триста воинов» (!). Что это, героепоклонничество? Куда там! Летописца воротит от «богопротивности» кровавых разборок. Варварские прекрасы вовсе не его стезя. Это реальная суть. Что же заставляет нас усомниться в летописной строке? Способность. Способность совершить подобное. Способность вообще. То, что господь бог так неравномерно поделил между людьми. Удивительно, что никто не ставит под сомнение композиторский дар, взрывающий молчание мира бурей звуков несущихся страстей. Или дар ваятеля, грызущего камень, чтобы восхитить нас невозможностью живого в мертвом. А что же искусство боя? Или это не искусство вовсе, а только рутина обоюдного членовредительства? Вовсе нет! Ведь верите же вы во всемогущество мифических ниндзя. В их умопомрачительные выходки и способности. Согласитесь, что верите в почти невозможное. Так не в том ли дело, что убедительность прикрывается потоком красноречия? Потоком слов. А может быть, кинофильмов трюкаческого жанра?

Берсерк — это механизм, взорванный свирепой страстью, адреналином, идейной установкой, дыхательными приемами, звукоколебательными вибрациями и механической программой действия. Берсерк вовсе не должен доказывать, что он выживет. Он обязан многократно окупить свою жизнь. Берсерк не только идет умирать, он идет получать яростное удовольствие от этого процесса. Кстати, именно поэтому он чаще всего остается жив. Фанатик ли берсерк? Да. Но только не религиозный, убивающий себя «ради Аллаха». Еще никто не доказал, что Аллах вообще есть. Бог существует до тех пор, пока существует вера в него. Берсерк не совершает духовного подвига. Для него высшее приложение духовных сил — норма поведения. Как для вас побриться. Он десятки раз переживает смерть и перерождение, а фанатик — только однажды. Но именно в этом и заключается одно из удивительных проявлений варварской сверхчеловечности. Готов согласиться с тем, что берсерки — явление исключительное. Но разве не деформация личности варвара, в массе своей прирученная христианской доктриной, делает подобные явления исключительными? Берсерк — это необходимость, это — отпечаток борьбы североевропейских народов за выживание. Если Восток способен поставить «под ружье» десятки, тысяч человек, то варварские дружины Европы насчитывали всего лишь сотни воинов. Отсюда воинское начало в варварстве — всегда проблема Личности. То, чего никогда не знал Восток, совершенно обесценивая само понятие человеческой жизни. «Бысть же у поганых 9 сот копей, а у руси девяносто копии. Надеющимся на силу, погании пондоша, а наши противу имъ... И сняшися обои, и бысть сеча зла, и половец побегоша, и наши по них погнаша, овы секуще...»* Вот вам и весь сказ. Суть варварская в том и состоит, чтобы никогда, ни при каких обстоятельствах «не побегоша» самим. Тогда побежит враг. Поскольку у него не будет выбора.

Было бы неверным думать, что берсерк – всего только психопат с оружием в руках. Свобода – вещь дорогая. По свободе и спрашивается сполна. Берсерки не случайно привилегированная часть воинского сословия. Сложный механизм ратного труда выделяет им вовсе не стихийное буйство и жертвенное сумасбродство на ристалище, а вполне определенную, разработанную роль. Именно она делает берсерков элитой. Берсерк открывает бой! Он специально создан для того, чтобы провести показательный поединок на виду у всего войска. Правда, это традиция европейская, и восточнославянского ратного дела она не коснулась. Безусловно, берсерки используются в разных целях. Например, достоверно известно, что они составляли личную охрану конунгов. Для этой цели на Руси использовались гридни. Хотя гридни никогда и не упоминаются в связи с умопомрачительными индивидуальными способностями. Более того, трудно доказать, что известнейшие русские берсерки: Рагдай, Ольбег, Демьян Куденевич, Евпатий Коловрат были чьими-то тельниками. Судьба уготавливала им совсем иные роли. Евпатий, к примеру, был воеводой, то есть полководцем. Вспомните Евпатия Коловрата. Одним полком он освободил рязаньщину от татар на полгода, в самый разгар нашествия. И последний свой бой Евпатий не сдал. Татары так и не смогли взять его воинов в рукопашной. Их просто закидали камнями из метательных орудий. Жест отчаяния и одновременно находчивости Батыя. Этот зверь настолько был поражен увиденным, что победив, приказал откопать живых и отпустить их на свободу, а мертвых похоронить с почестями. В «Повести о разорении Рязани Батыем», принадлежащей перу средневекового писателя Евстафия из Зарайска, говорится, что на каждого из этих солдат «полка отчаянных» приходилось до тысячи монголов. Восстановим подлинную картину событий тех дней. Осенью 1237 года Евпатию Коловрату пришлось задержаться в Чернигове. Монголы уже топтали рязанщину. Вернулся Евпатий в декабре на пепелище. Вместо Рязани — обугленные головешки. Он не долго искал себе дела, собрал 1700 человек, готовых рвать врага зубами. На подготовку к боям времени не оставалось. Но его людей новичками в боевом искусстве назвать было нельзя. «Полк отчаянных» погнался за отходящими ордами. «И начали сечь без милости, и смешалися все полки татарские. Чудилось татарам, что восстали мертвые...» — так говорит летописец. На Руси еще не было политики евразийства, и Коловрат делал то, что он должен был делать. Перепуганный Батый выделил под командование своего шурина Хостоврула лучшие полки. Великая сеча состоялась на суздальской земле. Начинали бой сами полководцы. Они сошлись перед замершими полками. Сломались копья на «сбиве», но ни кони, ни всадники не дрогнули. Пошли в ход сабли. И тут Коловрат разрубил Хостоврула «наполы», до седла. Дрогнули ордынцы, побежали. Но успех русских был временным. Батый окружил «отчаянных». Они отбивали все атаки, и тогда Батый приказал расстрелять их из камнеметов. Бойцов завалило камнями. В живых осталось только пятеро. Батый приказал откопать тело Коловрата. Известны слова Батыя над мертвым берсерком: «Если бы такой служил у меня, держал бы его возле сердца!» Тело Коловрата Батый отдал пятерым уцелевшим Рязанцам и потребовал, чтобы витязя похоронили с надлежащими почестями,. Он отпустил их, чего никогда прежде с врагами не делал.

Если простой смертный, беря в руки оружие, все-таки видит разницу между тем: быть ли убитым или остаться живым, то перед берсерком этот вопрос не стоит. Индивидуализм берсерка – это принцип максимальной самоотдачи. И уж, конечно, самоотдача берсерка направлена не на стяжание собственных выгод и благ. В этом отношении берсерки абсолютные бессребренники. В берсерке как ни в ком другом сидит инстинкт рода, толкающий задиру на самые невообразимые по отваге поступки.. Конечно, для подобного ведения боя одного остервенения мало. Здесь действуют доведенные до совершенства механические принципы.

Пространство, как известно, организовано по принципу круга. Зона двигательного удобства для обычного человека – это находящиеся перед ним полрадиуса круга. Для построения движения в иных направлениях человек вовлекает в действие более сложные и даже конструктивно опасные эволюции опорно-двигательного аппарата. Например, при неправильно организованном движении за спину, на разворот корпуса часто «рассыпаются» мениски коленных суставов, защемляются позвонковые диски и т.п. Это происходит главным образом по двум причинам. Во-первых, человек эволюционирует во фронтально направленном хождении, а, во-вторых, он к тому же не имеет и специального двигательного навыка при построении нетипичного действия. То есть мало того, что данный способ движения конструктивно не оправдан, он еще и не освоен. Человеческий организм имеет большой запас прочности, но эксплуатировать его нужно, конечно же, осмысленно. Для берсерка в данном случае понятия спины не существуют. В противном случае, он не мог бы драться в гуще боя, окруженный со всех сторон противником. Полрадиуса действия «пред очами» — это обычное, строевое воинство. Для него, как не вертись, останется идея малоудобного отражения атак из-за спины и привычного натиска влобовую. Перемещения же берсерка построены таким образом, что он все время скользит по ударам, смещая удар и смещаясь сам. В результате ни один удар не идет в проникающее поражение. Рефлексы берсерка реагируют не на удар в целом, а на его отдельные фазы! Это очень важное обстоятельство. К примеру, если вас из года в год рубят мечом, вы начинаете сперва подавлять в себе панический страх, вызванный инстинктом самосохранения, а потом замечаете, что в действиях противника есть кое-какие закономерности. А уж; если научиться их использовать, то становится вообще не страшно. Что же это за закономерности? В своем развитии удар проходит три последовательные фазы.

1. Стартовая фаза. Иногда она выражена замахом. Замах создает инерцию. Тем самым довольно легко предусмотреть траекторию удара. Хуже, когда противник бьет с короткой дистанции. Хотя такой удар значительно слабее предыдущего, приведенного в примере, он все равно достаточно боеспособен, а, кроме того, оставляет вашей реакции очень мало шансов. Нужно сказать, что любой тип оружия влияет на двигательный стереотип использования. Саблей, например, сразу хочется ударить — с размаху по косой траектории, топором — сверху, острым клинком — сделать колющий выпад и т.д. Однажды я поплатился за излишнюю самоуверенность. Вызвав человека из толпы, я вручил ему боевое оружие и попросил нанести по мне любой удар на поражение. Реакция моего случайного партнера оказалась моментальной, но хуже всего было то, что он был человек нестандартного мышления. Все произошло в долю секунды. Последнее обстоятельство не оставило мне шанса на выбор правильной реакции. Я благодарен судьбе, что остался жив, хотя крови потерял много. Он ударил клинком так, как ударить невообразимо сложно, неудобно — по ломаной траектории, из-под себя, с подрезом. Самоуверенность была посрамлена. Прекрасно понимаю сейчас, что меня сбила с толку именно стартовая фаза.

2. Сам удар или фаза поражения цели. Это фаза не столько самого результата, сколько подтверждения точности действия. Примерно, как попадание нитки в иголочное ушко. Фаза очень скоростная. Ее страшатся более всего. Если именно она застигает вашу реакцию — считайте, что вы уже труп.

3. Наконец, конечная фаза удара. Выброс силы, выход мышечных сокращений или инерции. Она создает последствия. От легкой царапины до расчленения, в зависимости от объема прилагаемого воздействия. Эта фаза прерывает удар. Вполне естественно, что берсерк старается избежать столкновения со второй фазой. Во первых, ему придется удержать удар. А, во вторых, за второй фазой всегда следует третья, стало быть, берсерку придется потерять темп перемещения, реагируя на выброс силы противника, замедлить пространственные координации. Таким образом, вы стараетесь опередить удар противника или, если не успеваете это сделать, уклоняетесь, атакуя уже третью фазу, то есть провал удара, когда противник достаточно беспомощен. Полноценность движения напрямую зависит от способности полного охвата пространства. С этого мы начали. Пространство – круг. Движение строится таким образом, чтобы все время разворачивать вас в зону наименьшей досягаемости, то есть за спину. Удары оружием выполняются здесь по максимальной амплитуде, обхватывая сразу же противоположные стороны. Но это оружием. В единоборстве такой способ не целесообразен. Однако сохраняется высокая подвижность корпуса на каждом ударе. И что не менее важно – сохраняется идея атаки первой и третьей фазы удара противника. В восточных единоборствах реакция на вторую фазу называется блоком. Славяно-горицкая борьба неразделима с идеей берсерка – «Лучше атаковать самому, чем быть атакованным!» Безусловно, что бой, являясь сложным конгломератом различных ситуаций, не всегда дает такую возможность. В этом случае в действие включается всклинивание удара противника, доведенное у нас до совершенства и имеющее куда больший потенциал поражения, чем просто сбивание руки. Смею утверждать, что при нормальной тренированности все выше изложенное вовсе не выглядит как умопомрачительная теория. Безусловно, я не раскрываю всех хитростей движения. Согласитесь, нужно оставить что-то и для очной школы обучения. Впрочем, тот объем базы, который ложится им на плечи, вряд ли мог бы уместиться даже в самом объемном учебнике. Всегда был убежден в том, что подробные учебники созданы для лентяев. Они отвечают на все вопросы, мешая думать самостоятельно. Помните, что компенсировать вашу тягу к боевому искусству должны не знания, а развитые рефлексы. Само тело несет в себе гигантский потенциал действия. Конечно, двигательные способности, как и способности вообще, у каждого человека развиты по разному. И все-таки двадцать три года практики позволяют мне сделать вывод, что основа всего не одаренность, а трудолюбие. Если вы чутко относитесь к правильности телодвижения, будь то славяно-горицкая борьба или плавание, или легкая атлетика, никакая искаженная, физически ущербная форма вас не завлечет. Вы ее просто почувствуете. Поэтому с самого начала занятий следует развивать не столько эрудицию, не столько знание приемов, сколько двигательную координацию и мышечную память.

Наша группа Вконтакте